Юлия Белоусова

Независимый куратор, проживающая в Берлине, создатель Ephemeral Dinner и других проектов в сфере искусства.

Ephemeral dinner


Ephemeral Dinner - проект, сочетающий в себе две основных составляющих: искусство и гастрономию, когда два художника - ментор и молодой автор, собираются вместе и готовят ужин на определенное количество гостей в специально подобранном для них пространстве, где также искушенной публике представляется выставка молодого художника.

Юлия Белоусова: «Идея проекта появилась из глубины души и из какой-то внутренней необходимости совместить воедино две составляющих: еду и искусство. Не хотелось уходить в сторону pop-up ужинов и глубоко в гастрономию, оставаясь в искусстве не повторяться, но создать что-то новое, опираясь на все уже существующее. В истории искусств очень много примеров: французские салоны конца 19го - начала 20го столетия. Другой важный для меня пример - художник Даниэль Спёрри, которому сейчас 88 лет, он 1930-го года рождения, живет в Вене. В 60-е годы он создал в искусстве такое направление, как Eat-Art. Это подход процессуального характера, ближе к ситуационистам - создание ситуации, когда произведением искусства является не то, что мы все собрались, а то, как это происходит, т.е. определенный момент.

Позже появился термин relational aesthetics (искусство взаимоотношений) - реляционная эстетика, так по-русски это и переведено. Этот термин ввел в обиход художественный критик Николя Буррио. Это понятие наиболее близко описывает то, чем я занимаюсь.

Ephemeral Dinner, Alexander Skorobogatov&Andreas Golder in Berlin, 1st Aug 2015

Миссия проекта Ephemeral Dinner заключается в поддержке молодых художников и подаче современного искусства в доступной форме для широкой аудитории. Эта концепция родилась из непредставленности многих молодых талантливых художников, которые меня окружали и я видела необходимость создания новых культурных моделей. Отсутствие стабильного диалога между разными поколениями художников и закрытость мира искусства - ещё один из затронутых вопросов в данном проекте. 

У проекта есть три важные функции:

I. Поддержка молодых художников, не представленных галереями. Галеристы заинтересованы, несомненно, в продажах и существует нехватка ресурсов, которые могли бы поддержать авторов, в дополнение к основным игрокам арт-рынка.

II. Возобновление функции ментора, которая в последнем столетии ушла на задний план. Известные художники редко заинтересованы в том, чтобы поддерживать кого-то еще. Мне хотелось воскресить традицию: у Леонардо да Винчи и Микеланджело были подмастерья, у которых была определенная работа - первый шаг в мир искусства. 

III. Создание коммьюнити вокруг проекта.

В Базеле и в Венеции мы привыкли к формату привычного VIP-dinner, куда приглашают коллекционеров, арт-критиков, кураторов - всех, от кого есть потенциал выгоды. Атмосфера остаётся напряжённой, потому что если ты пришел, то вынужден принять правила игры. В случае Ephemeral Dinner’a  с одной стороны сидит студент биологии, а с другой - супер-крутой галерист. И ты не знаешь, кто есть кто. И затрачивать такую большую энергию на то, чтобы устраивать нетворкинг и что-то из себя представлять, нет смысла. Получается такая атмосфера, как у друзей на кухне. И тут случайно появился Дэмиен Херст. И все такие: «О, классно, он твой друг!»

Ephemeral Dinner, Anne Fellner + Burkhard Beschow & Kerim Seiler in Berlin, 6 Dec 2017 

Дебютный Ephemeral Dinner состоялся 1 августа 2015 года в студии Андреаса Гольдера. Главными героями ужина были Андреас Гольдер, Александр Скоробогатов и 300 человек приглашенных гостей. Меню ужина разрабатывается в дуэте, к которому я не причастна, поэтому решение дать ужину русскую тематику было принято Сашей с Андреем совместно. Воля случая, но, как мы знаем, ничто не случайно, а тем более в искусстве. Окрошка на домашнем квасу, борщ, селёдка под шубой, икра и соленья, вызвали всеобщий восторг гостей из Великобритании, Испании, Италии, Германии и парочки других стран. Это был нереальный успех, эйфория, что вдохновило меня на продолжение. Затем проект прошел в Барселоне, Милане, Москве, опять в Берлине».

Lukas Glinkowski, Ephemeral Dinner with Martin Eder in Berlin, Nov 2015

Палермо

Последний выпуск Ephemeral dinner состоялся в Палермо в этом году, во время международной Биеннале Современного искусства «Манифеста», которая открыта для посещения до 4го ноября 2018 года. 

«Когда я искала место проведения «ужина» в голове крутилась мысль, какая локация сумеет отразить сицилийский образ жизни, в чём особенность южного острова Италии? Ответ - рынок Балларо, где яркий солнечный свет лучше любого музейного освещения. Громко выкрикивающие цену товара продавцы, свежая рыба метровых размеров, килограммовые горы пармезана за абсурдные деньги, баклажаны размером с арбуз - вся цветовая палитра, готовая картина. Сам рынок представился мне дышащей инсталляцией, хорошо отрепетированным перформансом Тино Сегала (Tino Sehgal). Выбрав точку отправления, разумным мне представилось ограничиться на перформансе, как медиум, для задуманной выставки. Zoe Claire Miller представила перформанс “Nude with Vegetables” под патронажем более известной художницы Iris Touliatou. Гости были приглашены раздеться в импровизированном “ателье” художницы, между двумя продуктовыми лавками. Прикрывая желаемые части собственного тела фруктами или овощами, Зое изображала цветными фломастерами портрет в полный рост в лучших традициях живописи с натуры. Всё действие напоминало лёгкий фарс, но лишь с первого взгляда.

Палермо - потрясающий город по архитектуре, истории и богат лучшими итальянскими традициями. О самой Манифесте 12 скажу так, что расположение работ позволило изучить город с необычной стороны, особенно ботанический сад. Организация Биеннале, выбор представленных работ и художников, как и работа с общественностью, желают лучшего. Благодаря Манифесте, ощущалась атмосфера праздника, город был заполнен весёлыми и жаждущими лета и буйных красок посетителями. Современное искусство, как мягкая тень в дополнение готовой картине самого города. В воздухе повис вопрос - а нужно ли оно Палермо, богатому культурой, традициями и невероятной гастрономией? Праздник удался».

Каждый проект - это произведение искусства. Это новый формат с новыми молодыми художниками, новым ментором, новым столом, новой площадкой, новыми спонсорами, новыми гостями. Есть постоянные, которые каждый раз индивидуализируются. 

Пространство я выбираю под художников. Поиск молодых художников происходит по принципу: “талантливый и у кого еще нет поддержки галереи”. Я ищу новых, как и любая галерея ищет себе новых художников в программу, это достаточно долгий процесс. Пол и национальность - не важные факторы. Возраст,  важен до определенного уровня. Основной критерий - хорошее искусство.

Меню создается двумя художниками: молодым и известным. Что будет в меню? Я полностью отдаю свободу художникам, что для начала тоже было сложным, потому что я повар, но здесь не обо мне. Что бы они ни решили, мне важен их обмен. Это их метафора креативного эксченджа, креативного диалога. Ужин организуется по принципу imperfection, это не мишленовый ресторан. Здесь речь как раз о процессе, об этом экспириенсе, о том, что ты переживаешь. Поэтому еда, ни коим образом не пытается повторить произведения искусства. И мне бы очень хотелось, чтобы когда-нибудь ужин, говоря привычным языком, провалился. Сожгли или не получилось и сказали бы: «Oк, закажем суши!». 

Dmitri Gutov, Ephemeral Dinner Moscow (with Ilya Fedotov-Fedorov), Jan 2017

Ephemeral Dinner Moscow (Dmitri Gutov&Ilya Fedotov-Fedorov), Jan 2017

Очень важная составляющая мероприятия - гости, которые специально приглашаются под тот или иной проект. Здесь присутствуют основные критерии отбора:

1. Люди должны быть разного возраста

2. Примерное одинаковое соотношение мужчин и женщин

3. Представителей искусства должно быть не более 60%

Чтобы был микс и происходят диалоги. Сидит коллекционер, который привык к галерейным ужинам-диннерс, им скучно там бывает даже. А это о качестве, а не о количестве. Они фолловят, следят за проектом. Им интересно, что такое стартап. На самом деле, в проекте присутствует критика на тот самый мир искусства, но в таком очень приятном формате. Кто не хочет, этого не видит, просто расслабляется и получает удовольствие. Кто хочет, тот обращает внимание вглубь. В качестве гостей я не приглашаю пары, лучших друзей, т.е. места ограничены. Билеты не продаются, участие безвозмездно, нет определенного плана, почему кто-то приглашен, а кто-то нет.

Минор Александр рассказывает об его работах

Ephemeral Dinner Berlin with Gregor Hildebrandt, April 2017

Minor Alexander, "sprung über die natur 01"

Ephemeral Dinner Berlin with Gregor Hildebrandt, April 2017

Для меня это партисипативный проект и получается, что я даю свободу. Я, как режиссер и сценарист, готовлю сюжет, а дальше всё по импровизации. Есть наброски ролей, но если кто-то берет роль на себя и потом решает полностью импровизировать, то я не врываюсь в процесс. Мне интересно, что получится. Я готовлю все ДО и ПОСЛЕ, а все остальное уже случается во время». 

Как художники, так и менторы могут написать о желании поучаствовать в проекте. Также все желающие попасть на ужин в качестве гостей могут связаться с куратором проекта и, возможно, стать частью следующего Ephemeral Dinner.

Сайт проекта: http://www.ephemeraldinner.com/

Контакты для связи: [email protected]

Следующий выпуск Ephemeral dinner запланирован в Берлине на октябрь этого года. 

О других проектах

«В конце прошлого года я была приглашена в молодой кураторский комитет ярмарки. TheOthers - юная ярмарка в Турине, основанная тем же составом, что и когда-то Artissima и проходящая в начале ноября. Инициатором TheOthers хотелось свежих энергий и идей. Всё мероприятие проходит на территории бывшего госпиталя и предлагает галереям отдельную категорию под участие - так называемые “сайт специфик”. Данный формат отличается задачей - придумать проект неким образом характеризующим здание или его историю, возможность интерпретации не ограничена. Моя задача заключается в том, чтобы совместно с 5 молодыми кураторами из других стран, приглашать независимые пространства, юные галереи, не знающие о ярмарке, и возможно, малоизвестные, но с достойной программой художников. Мы ищем жемчужины и даём шанс амбициозным и молодым пространствам. Цена участия в ярмарке настолько демократично, что проблем с заявками нет, но надо правильным образом выстроить нарратив ярмарки, выбрать достойных участников и разглядеть потенциал в ещё не оформившихся с программой, но амбициозных выставочных пространств. Вторая моя задача - это программирование vip мероприятий и толков внутри ярмарки».

О Сохо-хаус

«Мне была необходима передышка от круглогодичного происходящего в арт-сообществе. Ярмарки, биеннале, выставки нон-стопом легко затягивают и начинаешь упускать детали, забывать увиденное и уходить от самой сути искусства в её второстепенные элементы. Я придумала, спрограммировала и провела самостоятельно 450 мероприятий за 7 месяцев, это огромный опыт в структуре с агрессивными дедлайнами, высоким уровнем стресса, тренирующим соответственно стрессоустойчивость и жертвенностью личным временем ради достижения целей. Шаг назад, чтобы разбежаться. Помимо искусства, в мои обязанности входила музыкальная часть, гастрономия, технологии, архитектура и многие другие не менее увлекательные темы. Из хайлайтов могу назвать инспирирующий толк Chris Dercon’a незадолго до его ухода из Volksbühne, спецпоказа Julian Rosefeldt’a, вечеринки с LCD Soundystem, или Chromeo и много, много других. Только представь себе, два ивента в день - перечислять можно несколько часов! Этот опыт дал мне возможность изголодаться по фактическому искусству, несмотря на то, что я ввела в программу Сохо экскурсии в студии художников и презентации проектов в самом пространстве. Расширился кругозор после общения с людьми увлечёнными технологиями и старт-апами, время для следующего шага».

Об искусстве в России и о планах на будущее 

«Для меня, как для куратора, получившего образование за пределами России, границы государств размыты. Я выбираю авторов за их посыл (мессадж), а не по месту рождения. Опыт моей профессиональной практики и сфера интересов в искусстве не привязаны к определённым географическим границам. Хочется верить, что в том, что я делаю, есть новаторство по слиянию существующих компонентов на новый лад, созданию новой картинки из существующих деталей пазла. Как говорил Роден: «I invent nothing, I rediscover».

У каждого куратора есть поле интереса и свой фокус. Я искренне надеюсь и верю, что в ближайшее время у художников из России появится больше возможностей и поддержки на родине. В первую очередь, на мой взгляд, художников должна взрастить их собственная среда. Как можно жаловаться на недостаток внимания к художникам с Запада, если им не удостоено должного внимания в их собственной стране? Здорово, что у нас в последние годы появилось больше премий, резиденций и грантов, но это всё ещё ничтожно маленькое количество на такой размах страны. Считаю, что русское современное искусство многолико и многогранно, как и личность каждого художника сама по себе. И этот феномен нужно исследовать.

Проектов планируется много и хотелось бы инициировать более структурированный обмен между Берлином, в котором я проживаю, и Москвой, которую я на расстоянии безмерно люблю. Исторически много завязок и идей, художников, живущих одной ногой тут, другой там. В Германии есть такая институция как ifa, выделяющая существенные госбюджеты на поддержку проектов немецких авторов на проекты с международной репутацией за пределами Германии. Хотелось бы, чтобы и у нас было больше площадок и фондов, инвестирующих в развитие культуры, что само по себе дело неприбыльное, ибо это интеллектуальная благотворительность, но отдача происходит на эмоциональном уровне. Сложность заключается в том, чтобы нам, дышащим прекрасным и идеями, объяснить людям, мыслящим цифрами и отвечающими соответственно за финансы, как эти самые цифры превращаются в идеи, а не в более крупные цифры, и почему всем от этого будет хорошо. Искусство построено на диалоге».

Интервью: Юлия Тет

Берлин-Москва

2018